Кустодиев Боpис Михайлович

Сайт о жизни и творчестве художника

 
   
 
Главная > Биография > Воспоминания > Б. С. Киндяков. Высоково, Семеновское-Лапотное, «Терем»

Автопортрет на охоте (Б.М. Кустодиев)

Воспоминания о художнике

Воспоминания о художнике

Б. С. Киндяков.
Высоково, Семеновское-Лапотное, «Терем»

Уроженец Астрахани, Б. М. Кустодиев любил говаривать, что считает наши места своей «второй родиной».

Много лет подряд он приезжал к нам, в Кинешемский уезд Костромской губернии, и здесь, в лесах, на берегах рек, в деревнях, окружающих старое село Семеновское-Лапотное, находил почву и материал для своих произведений.

...Напротив моей родной деревни Клеванцово, на другой стороне речки Медозы, на крутом пригорке, заросшем вековыми соснами и березами, стояла усадьба Высоково. Парк с аллеями из лип и дубков спускался к реке, где была тесовая купальня... Жили здесь три старушки Грек -Мария Петровна, Юлия Петровна и Евгения Петровна. Широко образованные, говорившие по-французски, по-английски, по-немецки, они выписывали иностранную литературу и обладали богатой библиотекой. На стенах висели портреты и картины в тяжелых позолоченных рамах - владельцы этого дома любили и ценили искусство, а М. П. Грек сама занималась живописью и резьбою по дереву (помню, например, ее за резьбой чернильного прибора с изображением охотничьей собаки)... В память о своем погибшем брате, похороненном возле Воскресенской церкви, они построили у нас в Клеванцове двухэтажную деревянную школу, учительницу которой содержали на свой счет.

Фасад дома украшали два крыльца: парадное, которым не пользовались (за ним была оранжерея), и крыльцо в правой части дома. Внутри - кухня, затем передняя, зал и, наконец, столовая с большим буфетом резного черного ореха, большим столом и резными стульями с высокой спинкой, украшенной орлом с распростертыми крыльями. Деревянная лестница вела в мезонин, где жили девочки 3оя и Юлия Прошинские — воспитанницы старушек Грек...

Когда студент Академии художеств Борис Кустодиев приехал в наш уезд собирать материалы для своей программы, задуманной в бытовом жанре, и поселился в деревеньке Калганово, на самом краю Семеновского-Лапотного, он, естественно, узнал о Грек как о местных поклонницах искусства. Познакомился с ними и стал бывать в Высокове все чаще и чаще. К тому же увлечение Юлией Прошинской, перешедшее вскоре в любовь, воодушевляло начинающего художника, придавало ему силу, уверенность и настойчивость в работе. Он не раз писал и любовно рисовал Высоково; там, на веранде усадьбы, исполнен и известный большой портрет Ю. Е. Прошинской (1903).

Я был мальчуганом, когда впервые встретился с Кустодиевым: он со своей невестой Юлией Евстафьевной и М. П. Грек приехал к нам в гости. Это первое впечатление свежо до сих пор: симпатичный юноша с приятным белым лицом, покрытым ярким румянцем. Не раз навещали они нас и позднее. Частенько бывал и я в Высокове. Кустодиев работал тогда над этюдами к картине «Базар в деревне». Работа его протекала главным образом на базаре Семеновского-Лапотного, куда в определенные дни съезжались крестьяне из окрестных деревень.

Это село стоит на перекрестке старых дорог. Одна, по краям которой вековые березы, идет от Костромы на Макарьев — это почтовая, с полосатыми верстовыми столбами, так называемый «большак», другая — «торговая» — тянется от Кинешмы в Галич. Здесь, неподалеку от Семеновского-Лапотного, в Угольском лесу находилась усадьба А. Н. Островского Щелыково. Впечатления этого края сказались в «Бесприданнице», «Грозе», «Снегурочке» и в других произведениях драматурга. Место, где стоял трактир, описанный в пьесе «На бойком месте», старожилы и сейчас помнят, а некоторые места вокруг Щелыкова носят и сегодня названия, памятные каждому по произведениям Островского — «Ярилина долина», «Берендеев лес» (недалеко от Щелыкова находится и могила А. Н. Островского). Кингу обо всем этом нагому, что Борис Михайлович, не раз восхищаясь этими местами, вдохновлявшими великого драматурга, несомненно под их влиянием работал и над эскизами к пьесам Островского к над оперой «Снегурочка».

В окрестностях Семеновского жили и такие замечательные деятели нашей культуры, как писатель Арф. Писемский (в усадьбе Печуры) и зоолог Л. П. Сабанеев. Близ Клеванцова, у самого большака, в усадьбе Новинки жили Пушкины, дальние родственники поэта, о гуманности и революционных убеждениях которых здесь помнят до сих пор. Пушкины помогали распространению кустарных промыслов — они содержали мастеров из Сусанина — шапочников, переплетчиков, мастеров узорного ткачества — и предоставляли всем желающим бесплатное обучение в двух построенных ими школах. Кустодиев любил Новинки и часто бывал здесь. В доме висели два больших портрета маслом его работы: Е. Г. Пушкиной (урожденной Мичуриной) и ее дочери Е. Л. Пушкиной. Помню также находившийся там акварельный портрет Лизы Васковой, сидящей в кресле.

Вскоре старушки Грек одна за другой умерли, и, поскольку имение считалось выморочным, его распродали с аукциона (предусматривая это, они, правда, оставили долговые векселя — якобы они должны Юлии и Зое Прошинским по три тысячи рублей). Однако, работая в этих местах, Борис Михайлович так полюбил русскую деревню, которую прежде не знал, здешних крестьян, наши раздольные поля с перелесками, живописные овраги, петляющие речки, что не хотел порывать с этим краем. Неподалеку от Высокова, возле деревни Маурино, он выстроил деревянный дом-мастерскую. Любя все русское, он построил его так, что дом по своей затейливой архитектуре напоминал старинный русский терем. Так его и назвали — «Терем».

Работая над своими новыми картинами, Борис Михайлович любил сидеть в чайной Назарова в центре Семеновского-Лапотного. 3а чаем с баранками он наблюдал нужные для картин типажи. Особенно долго просиживал он здесь в базарные дни, дополняя свои впечатления и выискивая все новые образы. Ведь, любя деревню, он уделил ей немалую долю в своем творчестве. Стоит вспомнить хотя бы часть картин, связанных с нашими местами: помимо упоминавшегося уже «Базара в деревне», все этюды к которому написаны здесь, это «Ярмарки» 1906 и 1908 годов, «Деревенские праздники» 1907, 1910 и 1914 годов, «Жатва» 1914 года. Для «Девушки на Волге» позировала местная жительница О. А. Mазухина. Здесь написаны многие его портреты — «Портрет семьи Поленовых», «Сирень», портрет А. П. Варфоломеева, портрет Подсосова и другие.

...Года два назад я встретил колхозника И. В. Веселoва из деревни Нагорное. Разговорились. «Пасу как-то коров, еще мальчуганом был. И пришел ко мне на пастушню Борис Михайлович и говорит: „Ты посгруди коров-то, и сам вставай здесь и кнут расхлестни". Я и пособрал, и он стал нас рисовать, а затем говорит: „Ты побывай у меня денька через три". Я отпас и прихожу, он провел меня через комнаты и подвел к картине. Ай да батюшки, да это я, да вон Миленка, Цыганка, Пеганка, стал я переименовывать коров. Меня удивило — корова и корова, так нет — каждая на себя похожа. Попросил я подарить картину, но он отказал — нельзя, говорит, а после подарил другую — садятся они в тарантас у „Терема"».

Таких рассказов немало. Я привожу этот как пример того, что замечательного художника и человека Бориса Михайловича Кустодиева помнят и любят у нас и сегодня.

Воспоминания Б. С. Кнндякова написаны в 1964 году для настоящего сборника.





Подключить интернет домашний интернет.
 
   
   
 

При перепечатке материалов сайта необходимо размещение ссылки «Кустодиев Борис Михайлович. Сайт художника»