Кустодиев Боpис Михайлович

Сайт о жизни и творчестве художника

 
   
 
Главная > Статьи > Философия русского чаепития

kustodiev
Философия русского чаепития

Многие традиционные чайные церемонии не обходятся лишь вкушением аромата напитка. В восточных традициях все стадии чаепития окутаны аурой таинственности и значимости происходящего. Не случайно в программах чайных клубов есть занятия йогой, прослушивание традиционной музыки. Эти упражнения, совмещенные с чаепитием, помогают обрести душевное равновесие, в полной мере насладиться не только чаем, но и бодростью, гармонией жизни. Русское чаепитие также не лишено философской составляющей. Мы предлагаем Вам проследить ее в картинах русского художника Бориса Кустодиева. Русское чаепитие за самоваром – частый сюжет его картин о провинциальной, купеческой, народной жизни россиян конца XIX, начала XX веков.

Автопортрет, 1912 год

Автопортрет, 1912 год

Картины Кустодиева наполнены яркой экспрессией светлых, радостных переживаний. Художник, сохраняя реализм образов, не боится давать свою трактовку, свое видение картины, передавая зрителю свой философский взгляд на жизнь.

Б. Кустодиев: «Любопытно, так в молодости нас в живописи пленяет все бравурное, яркое и сложное, и чем старше становишься, тем более ценишь покой и безмятежность, даже бедность и простоту и видишь, что именно в нем, покое, есть что-то вечное».

Голубой домик, 1920 год

Голубой домик, 1920 год

В этой картине автор, словно по уровням духовного приближения к небесной выси, выстроил различные планы. На нижнем уровне находятся люди, отдыхающие от повседневных забот. Над ними возвышается фигура девушки в окне, словно душа, поднимающаяся над землей в любовном порыве. Хозяева, распивающие чай за самоваром, располагаются еще выше, оказываясь в центре картины. Их позы, неспешное чаепитие, - распространяют на всю картину ощущение умиротворенности, покоя и уюта. Это души, достигающие зрелости и мудрости, начинающие ценить жизненный покой. Выше них лишь мальчик на крыше, гоняющий голубей, юная душа, стремящаяся в порыве к небу.

Купчиха за чаем, 1918 год

Купчиха за чаем, 1918 год

Богатый самовар, фаянсовый, расписанный золотом чайник, такая же из набора чашка, сервировка стола, - все говорит о том, что перед нами успешная женщина. Она красива, румяна и дородна. В руке держит блюдце и смотрит невозмутимо. Безмятежность и покой чаепития подчеркивается голубым небом на фоне террасы. Ничто не намекает на то, что на дворе 1918 год с его бурными событиями. В сознании художника душевное равновесие, уют сердечного настроения непременно ассоциируется с традиционным чаептием.

Б. Кустодиев: «Не знаю, удалось ли мне сделать и выразить в моих вещах то, что я хотел, - любовь к жизни, радость и бодрость, любовь к своему "русскому" - это было всегда единственным "сюжетом" моих картин».

Московский трактир, 1916 год

Московский трактир, 1916 год

В московском трактире тех лет за таким чаепитием решались важные вопросы, обсуждались новости, принимались решения. Чем-то это похоже на нынешние времена, неправда ли?

Б. Кустодиев: «Мои картины я никогда не пишу с натуры, это все плод моего воображения, фантазии».

Купец-сундучник, 1923 год

Купец-сундучник, 1923 год

Кустодиев посвятил немало картин купеческому быту. На этой изображен купец, торгующий чайной утварью. Богатое одеяние, почтенный вид, меховый воротник и шапка. Ничто не говорит о том, что на дворе 1923 г, - в чайной традиции художник видит успокоение души.

Б. Кустодиев: «Если меня что привлекает, так это декоративность. Композиция и картина, написанные не натурально и грубо вещественно, а условно, - красивы. Вот почему я не люблю своих вещей, в которых это все есть. В "Ярмарках" начинает другое что-то появляться- именно то, что я хотел и в других вещах видеть».

Купчиха, пьющая чай, 1923 год

Купчиха, пьющая чай, 1923 год

Кустодиев отображает красоту русской женственности так, как она представлялась в его времена. Русская традиция пить чай с блюдца часто отражена им в картинах.

Б. Кустодиев: «Хочу только написать, что мне нравится, и в выборе сюжета и в его трактовке я совершенно свободен - рабства я больше всего боюсь. Мне кажется, картина, какой бы сюжет она ни имела, будет сильна любовью и тем интересом, с каким художник хотел передать свое настроение. И почему обязательно сюжет, то есть сюжет, как его у нас понимают - чтобы картина чему-то учила и что-то рассказывала. Разве не может быть картина только красивой?»

Извозчик в трактире, 1920 год

Извозчик в трактире, 1920 год

Чаепитие служит здесь главной темой картины. Кристальная прозрачность окна словно удаляет преграду стены, подчеркивает единство мира внешнего и внутреннего. Извозчик задумчиво вглядывается в окно, словно созерцатель за чашечкой чая.

Б. Кустодиев: «В своих работах хочу подойти к голландским мастерам, к их отношению к родному быту. У них масса анекдота, но анекдот этот чрезвычайно "убедителен", потому что их искусство согрето простой и горячей любовью к видимому. Голландские художники любили жизнь простую, будничную, для них не было ни "высокого", ни "пошлого", "низкого", все они писали с одинаковым подъемом и любовью».

На террасе, 1926 год

На террасе, 1926 год

И, наконец, глубокая традиционная черта русского чаепития, - оно всегда служило цели объединению семьи, когда вокруг самовара собирались все члены, и стар и млад. Таким образом, русская чайная церемония способствовала укреплению внутреннесемейных связей, помогала людям разных поколений находить общий язык. За чайным столом семья проникалась единой атмосферой покоя...

Филосовский взгляд Кустодива по-прежнему актулен для нашей культуры, стремящейся к восстановлению и сохранению глубоких традиций, включая чайную.

Б. Кустодиев: «Говорят, что русский быт умер... Это чепуха! Быта не убить, т. к. быт - это человек...»





купить Даклатасвир
 
   
   
 

При перепечатке материалов сайта необходимо размещение ссылки «Кустодиев Борис Михайлович. Сайт художника»